Эликсир бессмертия из китайской гробницы

Новости 0 Comment

Эликсир бeссмeртия из китaйскoй грoбницы
В нoябрe прoшлoгo гoдa стaлo извeстнo, чтo при рaскoпкax грoбницы в гoрoдe Лoян aрxeoлoги oбнaружили брoнзoвый сoсуд вoзрaстoм oкoлo двуx тысяч лeт, сoдeржaвший примeрнo три с пoлoвинoй литрa слeгкa жeлтoвaтoй жидкoсти. Oнa выглядeлa и пaxлa кaк рисoвoe винo. К тoму жe, aрxeoлoги и рaнee, пусть и нe в тaкиx бoльшиx oбъeмax, нaxoдили рисoвoe или прoсянoe винo в грoбницax динaстии Зaпaднaя Xaнь (202 г. дo н.э. – 8 г. н.э.). Oб испoльзoвaнии рисoвoгo винa в пoгрeбaльныx ритуaлax xoрoшo извeстнo и из письмeнныx истoчникoв. Пoэтoму прeдпoлoжeниe, чтo в дaннoм сoсудe нaxoдится рисoвoe винo, кaзaлoсь eстeствeнным. Нo xимичeский aнaлиз пoкaзaл, чтo этo нe тaк. Рукoвoдитeль рaскoпoк Пaнь Фушeн сooбщил aгeнтству Синьxуa, чтo oснoвными кoмпoнeнтaми рaствoрa оказались нитрат калия (калиевая селитра, KNO3) и квасцовый камень, известный также под названием алунит – минерал, содержащий калий и алюминий (KAl3(SO4)2(OH)6). Ученым древнего Китая алунит был известен под названием бай юй «белые квасцы». В результате ученые вынуждены были пересмотреть гипотезу о назначении сосуда из гробницы. Они полагают, что раствор связан с традицией приготовления «эликсира бессмертия», одной из популярных в древности даосских практик. Пути достижения бессмертия в даосизме подразделялись на «вай дань» и «нэй дань», что принято переводить как «внешняя алхимия» и «внутренняя алхимия». Во внутренней алхимии бессмертие достигалось при помощи разнообразных психофизических практик, медитации, гимнастических, дыхательных и даже сексуальных упражнений. Внешняя алхимия состояла в создании эликсира или пилюли бессмертия путем превращений различных веществ. Потом полученный препарат следовало выпить и обрести вечную жизнь.  
Даосский мудрец готовит эликсир бессмертия
Следует отметить, что и «вай дань» и «нэй дань» опирались на общий фундамент из даосских представлений об устройстве мира и человека, а язык трактатов по внутренней алхимии активно использовал образы из внешней. Если в природе эликсир, как учили даосы, бессмертия может возникнуть в результате постепенных превращений веществ в течение тысячелетий, а адепт внешней алхимии может многократно ускорить этот процесс, нагревая вещества в тигле, то адепт внутренней алхимии способен создать этот эликсир в себе, управляя субстанциями внутри своего организма.  Утверждалось, что за счет многолетних упражнений даос формирует внутри себя такую же пилюлю бессмертия, какая возникает в ходе трансформаций веществ в бронзовом тигле практика внешней алхимии. В этом случае она называлась «сянь тай» – «бессмертный зародыш».  
Ритуальный бронзовой котел эпохи Шань, позже китайские алхимики использовали такие сосуды в течение нескольких веков
 
«Внутренняя алхимия», сосуд для приготовления эликсира бессмертия символически размещен в теле даоса
Внешняя алхимия достигла расцвета к VII веку, ее адепты внесли значительный вклад в развитие китайской химической технологии и медицины. Знаменитый даос Сунь Сымяо (581 – 682), автор алхимического трактата «Основные наставления по Каноны Высшей чистоты», был и великим врачом, а после смерти его стали почитать как бога медицины.  
Сунь Сымяо, врач и даосский алхимик, впоследствии – бог врачевания
Затем внешняя алхимия пришла в упадок, была вытеснена «внутренней алхимией» и после XIII века полностью исчезла. Вскоре после этого среди даосов возникло мнение, что вся традиция «внешней алхимии» представляет собой иллюзию, возникающую у непосвященных, а на самом деле описания химических опытов в древних трактатах следует понимать метафорически и они относятся к области микрокосма, а не к превращениям веществ. Стали утверждать, что под словами золото, киноварь, сера, ртуть, серебро кроются различные энергии или субстанции в теле человека, с которыми работает даос. Например, когда Чингисхан в 1221 году призвал к себе даосского наставника Цю Чанчуня (1148–1227) и потребовал приготовить эликсир бессмертия, мудрец ответил, что такого эликсира нет, а бессмертия можно достичь путем преодоления страстей и привязанностей, очищения сердца и приобщения к Дао. Но исторически такое представление неверно. Адепты внешней алхимии с древности и до XIII века действительно проводили свои эксперименты и были уверены, что могут добиться успеха. Его необходимыми компонентами были соединения ртути, свинец и мышьяк, что грозило отравлением, а то и смертью. Поскольку обычно эликсир принимали малыми дозами на протяжении длительного времени, чаще наблюдались лишь недомогания. Но известны и случаи смертельных отравлений. Многие даосы династии Тан считали неприятные симптомы признаком эффективности эликсира. В одном труде VI века предупреждали: «Если после приема эликсира ваши лицо и тело чешутся, будто по ним ползают насекомые, если ваши руки и ноги отекают, если вы ощущаете отвращение к запаху пищи и ваш желудок ее не держит, если вы чувствуете в течение продолжительного времени слабость в четырех конечностях, если вам придется часто ходить в уборную или если у вас сильно болят голова или живот – не волнуйтесь и не беспокойтесь. Все эти эффекты являются лишь доказательством, что принимаемый вами эликсир успешно излечивает ваши скрытые расстройства». Для смягчения этих симптомов рекомендовалось принимать горячие и холодные ванны и пить смесь из зеленого лука, соевого соуса и вина. В другом трактате предлагалось специальное средство от отравления эликсиром бессмертия, состоявшее из эмблики (Phyllanthus emblica), корейской ежевики (Rubus coreanus), японской повилики (Cuscuta japonica), китайского лимонника (Schisandra chinensis) и подорожника большого (Plantago major). Затем следовало нагреть миндаль и хорошее вино в серебряном сосуде, добавить туда наперстянку, тофу и «оленьий клей». Все это смешать с первым составом, снова высушить и сформировать небольшие таблетки, которые предписывалось принимать по тридцать в день, запивая вином. Отдельно указывалось, что при этом не рекомендуется есть свинину, чеснок, горчицу и репу. Вряд ли подобные средства эффективно помогали при серьезных дозах ртути или мышьях из эликсира бессмертия. Жертвами его становились не только мудрецы-даосы, но и целый ряд китайских императоров, желавших получить бессмертие. Среди них, например, императоры Сянь-цзун (ум. 820), Му-цзун (ум. 846) и Сюань-цзун (ум. 859) из династии Тан. Му-цзун был сыном Сянь-цзуна, а Сюань-цзун – У-цзуна. Оба раза сын, взойдя на престол, приказывал казнить алхимиков, по вине которых умер отец. Но потом сам проявлял доверие к другим шарлатанам.  
Император У-цзун – одна из жертв эликсиров бессмертия
По одному из свидетельств, Сянь-цзун не отравился эликсиром, но даосская алхимия все равно стала косвенной причиной его смерти. Один из придворных, обеспокоенный влиянием эликсиров на поведение императора (тот стал настолько раздражителен, что в тюрьмах перестало хватать свободных мест), предложил, чтобы любой алхимик, предлагавший императору эликсир, должен был сначала сам в течение года принимать это снадобье для подтверждения его безопасности и эффективности. Император план отверг, и тогда дворцовые евнухи его просто отравили. Император Ай-ди из династии Восточная Цзинь после приема эликсира в 364 году “перестал понимать, что происходит вокруг него” и умер на следующий год. Иногда к жертвам эликсира относят и знаменитого Цинь Шихуанди. Внезапную смерть в 1735 году императора Юнчжэна тоже иногда объясняют тем, что император, пытавшийся возродить древние практики, регулярно принимал даосский эликсир, но, по другой версии, он просто был отравлен. Император Даоу-ди из династии Северная Вэй (371 – 409) тоже проявлял интерес к поискам бессмертия, но был более осторожен, чем многие из его коллег. Он приблизил даосов ко двору, обеспечил их средствами, помещениями и сырьем, но испытывать конечный продукт приказал на приговоренных к смерти преступниках. Тем не менее, с какого-то момента Даоу-ди и сам начал регулярно принимать эликсир, и с его воздействием связывают маниакальную подозрительность свойственную императору в последние годы жизни. От приема эликсира серьезно заболел император Тай-цзу (династия Поздняя Лян, умер в 912 году). Эликсир стал причиной повышенной раздражительности и в дальнейшем смертельной болезни императора Ли Бяня, или Ле-цзу (Южная Тан, умер в 943 году). Он долго скрывал свое недомогание, продолжая участвовать в делах правления, но ему становилось хуже и хуже. 30 марта 943 года придворный врач позвал к императору его сына Ли Цзина. Ли Бянь сказал сыну: «Я принимал лекарства из золота и камней, чтобы попытаться продлить мою жизнь, но вместо этого они причинили мне вред. Ты должен быть осторожен с ними», – и той же ночью умер. Своеобразно поступил император Вэнь Сюань-ди (529–559) из династии Северная Ци. По его приказу даосы изготовили пилюли с эликсиром бессмертия, но император спрятал нефритовую шкатулку с пилюлями, сказав: «Я всё еще слишком люблю удовольствия мира, чтобы немедленно отправиться в небеса… Я собираюсь принять эликсир, только на пороге смерти». Неизвестно, удалось ли ему осуществить такой план, но умер Вэнь Сюань-ди от последствий алкоголизма. В жизнеописаниях императоров, пострадавших от эликсира, часто упоминаются охватившие их повышенные раздражительность и гневливость. Биохимик и историк китайской науки Джозеф Нидэм и его соавтор Хо Пен Ё Кхе, отметившие это, считают изменения темперамента симптомом хронического отравления ртутью, при котором отмечается «переход ненормальной раздражительности к идиотским, меланхоличным или маниакальным состояниям». Показательно и то, что средняя продолжительность жизни китайских императоров оказалась удивительно низкой 41,3 года (например, у буддийских монахов она составила 66,9 года). Конечно, не только эликсир этому виной, но и он внес свой вклад. Императоры династии Сун (960—1279) относились к алхимическим практикам осторожнее, чем их предшественники. Среди них ни один не умер от эликсира бессмертия. Но в эту эпоху практика приема эликсира стала более распространенной среди придворных и других состоятельных людей, которые могли оплатить работу даосского мудреца (или человека, называвшего себя даосским мудрецом). Писатель, поэт и видный сановник Е Менде (1077–1148) вспоминал, что двое его друзей скончались от отравления эликсиром. Один из них, отличавшийся от природы богатырским здоровьем, принимал эликсир три года, другому хватило меньшего срока. У обоих проявления болезни начались с появления язв на груди. Часто высказывалась точка зрения, согласно которой, умерший после принятия эликсира даос на самом деле добивался своей цели, просто для дальнейшей жизни ему уже не было нужно бренное тело. Такого даоса называли «ши цзе сянь» – «бессмертным, освободившимся от трупа». Тем не менее, опытные мастера внешней алхимии использовали в своих эликсирах киноварь и мышьяк в минимальных, можно сказать гомеопатических, дозах, и это позволяло им избежать трагических исходов. Часто после смерти оказывалось, что эти вещества оказали консервирующее воздействие на тело, умерший долго не разлагался, и в глазах последователей это было подтверждением действенности эликсиров. Даосский алхимик Тао Хунцин (456–536) в трактате «Чжэнь Гао» («Речи совершенных») сообщал о действии эликсира следующее: «Когда вы его примете, вы почувствуете сильную боль в сердце, как будто вас закололи ножом. Через три дня вы захотите пить, и когда вы выпьете полный ху воды [около 50 литров], ваше дыхание прервется. Когда это произойдет, это будет означать, что вы мертвы. Таким образом, вы станете бессмертным <…> Если кто-то хочет остаться в мире, он должен строго регулировать свое питье в течение трех дней, когда он чувствует боль в сердце». Про одного выдающихся деятелей даосизма Вэй Бояна была сложена легенда, согласно которой он с тремя учениками отправился в горы, готовить эликсир бессмертия. Когда чудесное средство было готово, двое учеников, не доверявших старцу, предложили испытать эликсир на собаке. Они мгновенно умерли, потом возродились, приняли добавочную дозу и стали бессмертными. Находка в гробнице особенно ценна тем, что относится к достаточно ранней эпохе истории китайской алхимии, от которой сохранилось мало информации. Первые упоминания о таких практиках относятся к эпохе Сражающихся царств. Известно, что поисками эликсира бессмертия занимались при дворе Цинь Шихуанди, но мы не можем заглянуть в даосские лаборатории того времени. Первый теоретический трактат «Чжоу и цань тун ци» («Единение триады согласно «Чжоуским переменам»») уже упоминавшегося Вэй Бояна, охватывающий как внешнюю, так и внутреннюю алхимию, появился лишь во II веке н. Однако ныне известный текст «Чжоу и цань тун ци» восходит к эпохе Тан, хотя и, по мнению исследователей, основан на более ранней редакции. Примечательно также, что, несмотря на распространенность внешней алхимии в древности, эликсир бессмертия ранее никогда не встречался китайским археологам при раскопках гробниц. Источник: ПОЛИТ.РУ


Понравилась статья? Поделись с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир
  • LinkedIn
  • LiveJournal
  • В закладки Google

Leave a comment

Рейтинг@Mail.ru
Информационно-аналитический портал

Search

Back to Top