Мемория. Лев Щерба

Новости 0 Comment

Мeмoрия. Лeв Щeрбa
3 мaртa 1880 гoдa рoдился выдaющийся филoлoг Лeв Щeрбa. Вырoс в Киeвe, тaм жe oкoнчил гимнaзию с зoлoтoй мeдaлью. В 1898 гoду пoступил нa eстeствeнный фaкультeт Киeвскoгo унивeрситeтa. В 1899 гoду, пoслe пeрeeздa рoдитeлeй в Пeтeрбург, пeрeвёлся нa истoрикo-филoлoгичeский фaкультeт Пeтeрбургскoгo унивeрситeтa. Учился у  прoфeссoрa И. A. Бoдуэнa дe Куртeнэ — oднoгo из сaмыx блeстящиx филoлoгoв XIX—XX вeкoв. Oкoнчил унивeрситeт в 1903 гoду, пoлучив зoлoтую мeдaль зa сoчинeниe «Псиxичeский элeмeнт в фoнeтикe». Бoдуэн-дe-Куртeнэ oстaвляeт eгo при кaфeдрe срaвнитeльнoй грaммaтики и сaнскритa. Лeв Щeрбa с жeнoй

Фoтo из aрxивa Т. Д. Кoлoмийцoвoй

В 1906 гoду унивeрситeт кoмaндируeт Львa Щeрбу зa грaницу. В 1907 г. переезжает в Париж, где в лаборатории экспериментальной фонетики Ж.-П. Руссело в Коллеж де Франс знакомится с аппаратурой, изучает по фонетическому методу английское и французское произношения и работает самостоятельно, накапливая экспериментальный материал. Осенние каникулы 1907 и 1908 годов проводит в Германии, изучая мужаковский диалект лужицкого языка в окрестностях города Мускау (Мужаков). Кроме того, Лев Владимирович стремился всесторонне изучить какой-нибудь живой, совершенно ему незнакомый бесписьменный язык, что он считал особенно важным для того, чтобы не навязывать языку каких-нибудь предвзятых категорий, не укладывать язык в готовые схемы. Он поселяется в деревне в окрестностях города Мужаков, не понимая ни полслова на изучаемом диалекте. Учит язык, живя одной жизнью с семьей, принявшей его, участвуя в полевых работах, разделяя воскресные развлечения. Собранные материалы стали основой докторской диссертации Щербы. Конец своей заграничной командировки он проводит в Праге, изучая чешский язык. В 1909 году Щерба возвращается в Петербург, избирается приват-доцентом Петербургского университета и одновременно становится хранителем кабинета экспериментальной фонетики, основанного еще в 1899 г. профессором С. К. Преобразовав кабинет в лабораторию экспериментальной фонетики, Лев Щерба до конца своей жизни, в течение тридцати с лишним лет, развивал работу лаборатории, являвшейся его любимым детищем. Одновременно с работой в университете Щерба преподавал на Высших женских курсах, в Психоневрологическом институте, на курсах для учителей глухонемых и учителей иностранных языков. Читал курсы по введению в языкознание, сравнительной грамматике, фонетике, русскому и старославянскому языкам, латыни, древнегреческому, преподавал произношение французского, английского и немецкого языков. В 1912 году защитил магистерскую диссертацию на тему «Русские гласные в качественном и количественном отношении», а еще спустя три года — докторскую диссертацию («Восточнолужицкое наречие»). С 1916 года занимал должность  профессора кафедры сравнительного языкознания Петроградского университета. В течение 1920-х годов Лев Щерба помимо научной деятельности много занимался и организаторской работой, являясь устроителем и руководителем различных курсов иностранных языков, в частности фонетического института практического изучения языков и др. Он предполагал организовать в этом институте наряду с преподаванием западноевропейских и восточных языков также и преподавание русского языка для нерусских. Ввел там преподавание иностранных языков по фонетическому методу, разработав свою оригинальную систему. Начиная с 20-х годов, Щерба  являлся бессменным председателем Лингвистического общества (естественного продолжения лингвистического отделения Неофилологического общества), группируя вокруг себя лингвистов разнообразных специальностей. С 1923 по 1928 годы под его редакцией выходят четыре выпуска сборника «Русская речь», задачей которого была популяризация лингвистики. В их создании принимали участие как ученые старшего поколения, например Д. Н. Ушаков, В. И. Г. Бархударов, С. И. Бернштейн, В. В. Виноградов, Б. А. Ларин и др. В 1924 Щерба избирается членом-корреспондентом Академии наук СССР, и с этого времени начинается его плодотворная деятельность в области теории составления словарей, результатом которой стало  написание в 1940 году труда «Опыт общей теории лексикографии». Около 1930 года Щерба занялся пересмотром своих общелингвистических положений, и результатом этого явилась статья «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании», которой он придавал большое значение. В 30-е годы он  продолжает заниматься словарной работой, пишет учебное пособие «Фонетика французского языка», уделяет большое внимание исследованию различных вопросов грамматики, по преимуществу синтаксических, русского языка. Среди его научных интересов, помимо уже названных, были также грамматика, вопросы взаимодействия языков, вопросы преподавания русского и иностранных языков, вопросы языковой нормы, орфографии и орфоэпии. Он участвует в широко развернувшихся работах по стандартизации и урегулированию орфографии и по грамматике русского языка. Лев Владимирович входит в состав коллегии, редактирующей школьный учебник по грамматике русского языка С. Г. Бархударова, участвует в составлении «Проекта правил единой орфографии и пунктуации», вышедшего в 1940 г. В Ленинградском университете Щерба преподавал до 1941 года. После начала войны был эвакуирован вместе со всеми институтами Наркомпроса в Нолинск, где провел два года. В Нолинске пишет работу «Теорию русского письма», которая осталась незаконченной, затем книгу «Основы методики преподавания иностранных языков» по плану Института, статьи по методике преподавания языков и другие. Последние годы жизни после реэвакуации провёл в Москве. В 1943 году был избран академиком АН СССР, членом Парижского института по изучению славянских языков, Парижского лингвистического общества. В марте 1944 г. — действительным членом вновь созданной Академии педагогических наук СССР, в которой становится во главе историко-филологического отдела. Готовясь к тяжёлой операции, он изложил свои взгляды на многие научные проблемы в статье «Очередные проблемы языковедения» («языкознания»). Этот труд стал своего рода завещанием Льва Владимировича. Учёный не вынес операции. Лев Щерба скончался 26 декабря 1944 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище.  
Чем знаменит
Выдающийся русский лингвист Лев Щерба вошел в историю лингвистики прежде всего как специалист по фонетике и фонологии. Развив разработанную  Бодуэном концепцию фонемы, он придал термину «фонема» его современное значение. Ему принадлежит первый в истории науки специальный анализ понятия фонемы как словоразличительной и морфеморазличительной единицы, противопоставленной оттенку (варианту) как единице, не обладающей такой дистинктивной функцией. Создав оригинальную «ленинградскую» фонологическую концепцию, стал основателем Ленинградской фонологической школы. Еще в дореволюционные годы Щерба основал фонетическую лабораторию в Петербургском университете, старейшую из ныне существующих в России; в настоящее время она носит его имя. Щербой была поставлена проблема построения активной грамматики, идущей от значений к выражающим эти значения формам (в отличие от более традиционной пассивной грамматики, идущей от форм к значениям). Как лексикограф-практик он (совместно с М.И.Матусевич) был автором большого Русско-французского словаря. Щерба ввёл понятия отрицательного языкового материала и лингвистического эксперимента. При проведении эксперимента, полагал он, важно использовать не только примеры того, как можно говорить, но и рассматривать отрицательный материал – то есть как не говорят. В этой связи он писал: «… Роль этого отрицательного материала громадна и совершенно еще не оценена в языкознании, насколько мне известно».  
О чем надо знать
Лев Щерба является автором известной фразы «Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка». Эта искусственная фраза на основе русского языка, в которой все корневые морфемы заменены на бессмысленные сочетания звуков, была создана филологом для иллюстрации того, что многие семантические признаки слова можно понять из его морфологии. Морфологические признаки (окончания, суффиксы и служебные слова) позволяют носителю языка получить определённое представление о содержании этого предложения из несуществующих слов — «такое-то нечто/некто неким образом совершало и совершает некое действие». Фраза была придумана в конце 1920-х годов и использовалась Щербой на вводных лекциях к курсу «Основы языкознания». Согласно рассказу Ираклия Андроникова, исходно она звучала: «Кудматая бокра штеко будланула тукастенького бокрёночка». Точное звучание фразы до сих пор неизвестно. Сам Щерба  произносил её в разное время по-разному. Широкую же известность фраза приобрела после ее упоминания в научно-популярной книги Льва Успенского «Слово о словах». Для высших слоев грамотных людей требования орфографии оправдывались наукой, и нарушать эти требования значило разрушать науку, значило разрушать родной язык, отрекаясь от его истории. п. 
Реформа орфографии наглядно, а потому безвозвратно, уничтожила все эти иллюзии. Оказалось, что можно писать хлеб, снег, беспричинный и т. д., и т. д., за что раньше ставили двойку, лишали диплома или не принимали на службу писцом. Практический вывод, который был сделан отсюда широкими массами, и не только ими, но и учительством, и не только низовым, но и средним, вообще почти всем обществом, был тот, что орфография — вещь неважная, пиши, дескать, как хочешь, не в том сила. Я утверждаю это не как собственный домысел, а как постоянно подтверждающееся наблюдение над жизнью и школой. Эта новая оценка орфографии была подкреплена свойственным всем революционным эпохам презрением к «форме» и погоней за «существом». О языке и речи, как о едином целом: «Очевидно, что языковая система и языковой материал — это лишь разные аспекты единственно данной в опыте речевой деятельности, и так как не менее очевидно, что языковой материал вне процесса понимания будет мертвым, само же понимание вне как-то организованного языкового материала (т. е. языковой системы) невозможно». Про смысловую составляющую речи: «Если бы наш лингвистический опыт не был упорядочен у нас в виде какой-то системы, которую мы и называем грамматикой, то мы были бы просто понимающими попугаями, которые могут повторять, и понимать только слышанное». Ларин Б.А. о Льве Щербе: «Он до последних дней жизни был рыцарем филологии, не изменявшим ей в годы самых больших потерь, унижений и нападок на филологическое образование. Впоследствии, уже тяжело больной, он продолжал везде, где это было целесообразно, добиваться восстановления филологии в средней школе и подъема ее в высшей школе. Эти усилия Л. В. Щербы оказались не безуспешными, хотя многие его идеи, планы и предложения остались заветом для светлого будущего русской школы».  
5 фактов о Льве Щербе

В 1921 году Лев Щерба помогал созданию письменности языка коми. С 1924 года Щерба являлся  почётным членом Международной ассоциации фонетистов. В 1929 году вышла брошюра Щербы «Как надо изучать иностранные языки», где он поставил ряд вопросов, касающихся изучения иностранных языков взрослыми. В конце 30-х годов Щерба занимался переводами графики различных языков с латинского на русский алфавит, в частности,  проектом создания кабардинского алфавита на основе русской графики. Созданная Львом Щербой лаборатория экспериментальной фонетики ныне носит его имя.  
Материалы о Льве Щербе
Выдающийся русский лингвист Лев Владимирович Щерба
Л. В. Щерба. Основные вехи его жизни и научного творчества. Статья о Льве Щербе в «Кругосвете»
Статья о Льве Щербе в Википедии
Источник: ПОЛИТ.РУ


Понравилась статья? Поделись с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир
  • LinkedIn
  • LiveJournal
  • В закладки Google

Leave a comment

Рейтинг@Mail.ru
Информационно-аналитический портал

Search

Back to Top